Перевести страницу

Статьи

Булат Окуджава и Нижний Тагил


Интерес к творчеству известного русского (грузинского) поэта Булата Окуджавы по истечении времени не ослабевает. Нам все больше хочется возвращаться к его замечательным стихам и песням, так как душа требует чего-то светлого и настоящего, которое невозможно заменить множеством невнятных по форме и содержанию сборников стихов и новомодных романов. В чем же причина такого постоянного интереса? Наверное, в искренности и точности каждой строки и интонации, в неожиданности метафор и сравнений, внешне, вроде, достаточно простых, но наполненных жизненной философской глубиной и задумчивостью. Причем, эта внутренняя задумчивость замечается не вдруг, а только тогда, когда притормозишь, и увидишь и услышишь каждый звук и каждую деталь старого-нового шедевра. И в этом случае время уже не властно над тобой, как оно зачастую покорялось Булату. Воистину, «каждый пишет, как он слышит». Воистину, так естественно может выдыхать строки только такой человек, коему его совесть, его жизненные принципы, и, разумеется, и божья воля не позволяют лгать. Что же такое произошло с ним? Откуда эти неповторимые сердцем интонации, в чем воля провидения, определившая в конечном итоге творческую судьбу этого неисправимого романтика и неповторимого поэта, продлившего «серебряный век» почти до конца двадцатого столетия? Так сразу и не ответишь, но, возможно, истоки ведут нас опять к Каменному поясу, определившему судьбы многих великих людей и судьбу России. Там, где много золота и руды, там много и чистых рек, которые текут, как ямб и хорей по шумным перекатам, издавая самые причудливые звуки. А если еще вспомнить и о звуковой полифонии Арагвы и Куры, то мы поймем, что тонкий слух Булата, поэта и композитора, все это впитал в себя органично и навсегда.

Однако с Кавказом все проще и понятней – как-никак отец Булата Шалва Степанович Окуджава - настоящий грузин, а мама, Ашхен Степановна Налбандян, тбилистская армянка, но причем здесь реки непокорного каторжного Урала? А притом, что детство Булата, отчасти, прошло в Нижнем Тагиле, городе тоже удивительном и неоднозначном. И эта неоднозначность уже в том, что душа Булата, то стремилась к Нижнему Тагилу, то отдалялась от него. Первый раз он приехал в наш город в 1964 году, уступив настойчивым просьбам комсомольцев Уралвагонзавода, а второй - ровно через тридцать лет (в1994-м) по позыву собственной души, пытаясь справиться с ее раздвоением. В конце - концов город не был перед ним виноват ни в чем. Виноватым было время. Его друг Александр Кушнер сказал об этом мудро и точно «Времена не выбирают…» Видимо, накопленный опыт, долгие размышления помогли Булату разобраться во многих коллизиях собственной судьбы, и он отделил зерна от плевел. Его желание еще раз приехать в наш город объясняется только этим.

Ольга Окуджава (Арцимович), вспоминая 1994 год, сказала о том, что ночами (а жили они с Булатом в санатории Леневка) поэт плакал. Почему? Наверно потому, что жизнь стремительно катила под гору и невозвратность ее была очевидной, как и мечты и надежды, развеянные ветром истории.

В 1932 году ЦК ВКП (б) отправляет бывшего секретаря Тбилистского горкома партии Ш. С.Окуджаву по рекомендации наркома тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе парторгом ЦК на строительство Уралвагонстроя. С чем сталкивается с первых дней своей работы Шалва Степанович? С холодом и голодом, со вшами и тифом, с отсутствием жилья и медицинского обслуживания и с высокой смертностью людей от жестоких неприемлемых условий жизни. За два года титанической работы ему удается построить хлебозаводы, первые двухэтажные бараки и дома, школы, детские сады, больницу и фельдшерские пункты. И хотя этого было еще недостаточно, но голод, холод и тиф отступили. А в 1934 году в Нижний Тагил приехала вся семья. Ашхен Степановна стала работать начальником отдела кадров заводоуправления, а Булат пошел учиться в сороковую школу.

Он пишет об этом трогательно и тепло в своей книге о нашем городе «Упраздненный театр», как и о своей первой романтической детской любви к однокласснице Оле Шаминой. Их переписка, возобновившаяся спустя шестьдесят лет, продлится до его трагического ухода. В 1935 году Шалву Степановича большевики Тагила избирают первым секретарем городской партийной организации. И семья переезжает жить с Вагонки в центр города. Булат учится здесь в пятой школе, а затем в новой тридцать второй. Его дружба с Олей осложнена расстояниями. Только однажды ему удается передать ей записку. Понимаю, что для них это значило, если они об этом не забывали столько лет.

Вряд ли Булат в то время осознавал, кто его отец. У одиннадцатилетнего мальчишки были свои увлечения и заботы. Но когда 16 января 1937 года Шалву Степановича неожиданно арестовали прямо в здании Свердловского обкома партии, на следующий день он понял, что такое быть сыном «врага народа». Он вернулся домой и сказал маме, что в эту школу больше не пойдет. «Да, - ответила она, - мы завтра уедем…». Мальчика, который был любимцем и заводилой класса, потрясло резкое враждебное отношение к нему своих лучших друзей. Дерево может устоять под ударом молнии, а как может устоять перед всеобщей ненавистью юное восприимчивое существо? Арест отца произвел на Булата впечатление обвала в горах, а вчера еще было счастье и светило солнце.

Последующая часть его жизни известна. Он жил у бабушки в Москве, потому что мама была отправлена в Красноярские лагеря. А потом была предвоенная юность в Тбилиси и уход добровольцем на фронт, где в боях под Моздоком он получил тяжелое ранение. Позже учеба в Тбилистском университете, учительство в Чевардино, альманах «Тарусские страницы» и повесть «Будь здоров, школяр!», возмутившая партийную интеллигенцию, угрозы исключения из Союза писателей СССР и из КПСС, а в итоге – мировая слава.

Вот, если коротко. Но мне повезло- в 1994-м Булат принял меня перед вторым концертом в ДК УВЗ. Первый он давал в Драматическом театре. Мы поговорили о литературных делах в Нижнем Тагил, и я подарил ему сборник стихов. «Возвращение». Затем речь зашла о городе и эта тема для него, видимо, в те два дня была самой близкой. Особой конкретики не было, но ощущение его отдаленности от Нижнего Тагила я не почувствовал. Более того некоторые фразы говорили о другом – о стремлении разобраться в своих ощущениях. И когда речь зашла о предполагаемом будущем , он дал понять, что ему для общения с тагильчанами не хватило времени и в следующий раз он его наверстает. Тогда мы оба не знали, что третьего раза не будет и что 12 июня 1997 года он умрет в одном из военных госпиталей в предместье Парижа.

К счастью, мне однажды пришла идея о создании в Нижнем Тагиле музея Булата Окуджавы, потому что отношение к нему до сих пор в литературной среде остается неоднозначным. И все-таки, вопреки обстоятельствам за прошедшее время в нашем городе по воле общественности многое изменилось по отношению к Булату и скоро появится улица его имени , в музее А.П. Бондина пять месяцев работала выставка, посвященная его семье и 9 мая, в день его рождения Центральная городская библиотека, литературная студия «Ступени», клуб авторской песни «Зеленая лампа» и факультет сценических искусств педакадемии провели второй региональный фестиваль поэзии и песни Булата Окуджавы «Надежды маленький оркестрик» Место проведения – двор дома по улице Карла Макса 20А ( ранее 8 Марта) в котором жила семья Окуджавы в тридцатые годы и который мы пытаемся отвоевать у областных чиновников под литературно-музыкальный культурный центр с элементами музея. Думаю, у нас это получится.

А сейчас надо в школе №32, где учился Булат в 1936-1937 годах, провести фестиваль поэзии и песни, посвященный 90- летию великого Поэта и в День Великой Победы 9 Мая установить мемориальную плиту с барельефом на её здании. Мы вправе все, гордиться тем, что тоже причастны к этому неординарному событию, потому что память жива, пока человека не забывают.


ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

В темном зале Дворца УВЗ
выступает Булат Окуджава.
Ему семьдесят было уже,
и устали гитара и слава.


А Россия с собой не в ладу.
А в России клянут ежечасно
«Демократов», вождей и звезду –
остальное покуда неясно.


Нас спасают Любовь и Арбат,
и троллейбус по улицам мчащий,
и, по-мудрому, взвешенный взгляд
на сегодняшний день и вчерашний.


Он за сценой закурит потом,
и простужено дым выдыхая,
тихо скажет: «Вот так и живем,
свою память порой навещая».


О маэстро заблудшей страны,
кто же знал, что в предместье
Парижа
по серебряной нити Судьбы
Вы уйдете и станете ближе…


Василий Овсепьян, заместитель председателя городского Общественного Совета по творческой работе, руководитель литературной студии «Ступени», член Союза писателей России.

Конструктор сайтов
Nethouse